Торанго с косой
Gratte gers!
Пишет Солнцелис:

Посмертные дары утекали, как кровь.
Блудница нервничала. Зверь, усмиривший в себе панику, смотрел пустым взглядом на бьющиеся вокруг звезды. Узкая полоса лезвия Пути под ногами пачкалась кровью, катящейся с фюзеляжа болида, и тут же очищалась.
Тихо было. И все-таки страшно.
Крови было много. Зверь никогда так не боялся того, что ее много...
Он крови вообще никогда не боялся. Теперь довелось.
- Князь, если ты сдохнешь, скотина, я...
Рядом была Блудница. Живая, стремящаяся помочь, прилагающая все усилия для этого. Вокруг была Дорога, и рядом был - есть, черти его дери, и будет, никогда Волк просто так никого не отпускал! - Князь. Эльрик. Ненормальный, сумасшедший, непонятный, но ставший нужным.
Не меньше, чем Блудница. И совсем немного меньше, чем Небо.
...Эта твоя машина, она – все, что у тебя есть.
– Уже нет. Уже – не все. А ты дурак, если не понимаешь этого!..

Эльрик был тысячу раз безумцем, но он не был дураком. Хотя сейчас Зверь в этом очень сильно сомневался. Шефанго был вроде как и не прочь умереть, да только кто ж ему даст, эгоисту хренову?
Пустота не принимала посмертные дары, но что-то все-таки получалось. Останавливалась
заканчивалась?!
черная кровь, выравнивалось
затихало?!
рваное дыхание. Блудница скользила над стрелой Дороги, и Зверь шел рядом быстрым шагом, не отрывая взгляда от жуткого лица Князя. Красные глаза смотрели куда-то далеко, без смысла, без цели. Но оторвать взгляд сейчас было невозможно.
Это казалось равным тому, чтобы Князя отпустить.
Обойдется. Зверь тоже может быть эгоистом, так вот сейчас будет именно так, как хочет он!

- Ты... непутевый эгоист, мальчик... Эгоцентрик...
Эльрик молчал так долго, и тишина вокруг была слишком тихой, что Зверь чуть ли не подпрыгнул. Споткнулся, выругался. Посмотрел на Князя.
Тот скривил черные губы. Мелькнули кончики клыков - чтобы тут же скрыться, судорожно дернулась гримаса - чтобы обмякло тело, и медленно, неотвратимо вновь заструилась кровь.
- Не смей помирать! - рявкнул Зверь.
Эльрик, конечно, его не услышал. А если бы услышал, все равно бы не послушался. Шефанго...
Придурок.
Зверь шел, ориентируясь на чутье, на тоненькую ниточку, слабую и почти истонченную, протянувшуюся между де Фоксом и его родным миром. Зверь не был уверен, что его там примут. Но Князя - примут точно. Торанго он или хвост собачий?!
А Князь, когда поправится, кого угодно заставит Зверя принять.
Нужно только успеть.

Блудница спешила, и спешил Зверь. Как могли быстро, как могли осторожно - не потревожить раны Эльрика, из них и так слишком много крови вытекло - они шли по Дороге. И понимали: опаздывают. Чудовищно, невыносимо, страшно опаздывают...
Я вернусь.
- Ты никуда не пойдешь, провидец, император, кто ты там... Плевать мне, кто ты там, ты мне нужен, ты сам заставил меня в это поверить, так теперь не смей смываться! Даже на тот свет... Черт, Эльрик, я серьезно...
Зверь нес полную околесицу. Разумом понимал - глупо. Ведет себя глупо, говорит глупости. Но остановиться уже не мог.
Князь - вот этот самый, еле дышащий, с Пустотой вместо души, с Мечом вместо Судьбы, вот этот самый, в крови измазанный беловолосый хрен знает сколькилетний, вот этот самый ненормальный, рехнувшийся, когда не понял, что спасся Зверь из пламени, жив остался... Вот этот самый Князь, Эльрик де Фокс, он Зверя глупостям и научил. Доверять. Ему, Князю, но для такого, как Зверь, даже такое своеобразное доверие - подвиг.
А для Князя?
Кто ж его знает. Наверное, тоже что-то не очень простое. Кому ж Пустоту доверишь? Испугаются. Убегут.
Это Зверь ненормальный. Он не только не бежит, а еще и самому Князю сбегать не дает.
Не дает. Посмертных даров много, но они опаздывают, уже опаздывают, и все ближе чувствуется край - за которым, кажется, ничего не будет. Не может что-то быть там, где умрет Эльрик...
Даже если он вернется.
Черт, да не он это вернется! Зверь сам возвращался после смерти. Он знает, как это. Он не хочет, чтобы Эльрик изменился.
Он спешит. Так, как только может спешить...

Зверь так устал, что уснул. Когда понял, смешно стало, но вот - уснул, сидя на полу.
Охренеть. И слова-то иного не подобрать...
Сколько же он Князю отдал? Не все, но многое, и непонятно, от чего устал: от того, что слишком мало осталось, или от того, что слишком долго и много отдавал?
Когда Зверь вывалился вместе с Князем во внутреннем дворе огромного черного замка - опять замки, черти их дери! - колени подкосились. А у кого бы не подкосились под холодными взглядами двух десятком алых глаз?
Зверь выругался про себя. Вслух выругался гораздо позже, когда понял, что помогать своему императору шефанго желанием не горят.
Что ж они все ненормальные такие?!
- Слово Императора - закон, - сказал высокий нелюдь, сверкнув клыками. То ли извинялся, то ли насмехался над непонятливым демоном. - И лучше тебе уйти отсюда, Черный. Торанго знал, что делал.
Зверь тогда обложил бы беловолосого матом от макушки до пят, но вовремя вспомнил, что шефанго - они убить, вообще-то, могут. А его так даже должны. И почему он еще жив - совершенно непонятно.
Но нет, не убили. Даже комнату в замке дали - отдохнуть, видать, за былые заслуги перед императором. Не зря же Торанго Черным интересовался? Об этом даже тут знали. С ума сойти, какая популярная личность, демон-пилот!
Только много ли от популярности проку, если Князю она помочь ничем не может...
Зверь встал, подошел к высоченной двери. Толкнул створку от себя... То есть, попытался толкнуть. Хмыкнул. Потянул на себя - ну мало ли, в конце концов?
Никакого результата.
Однако...
«Замуровали, демоны!»
Зверь фыркнул. Замуровали демона тогда уж. Под замок посадили.
Или - ненавязчиво обозначили границы, за которые лучше не выходить?
Блудница была здесь - никто не удивился, когда демон отказался расставаться с машиной, видимо, они и об этом знали - и можно было бы высадить дверь или разбить окно... Только что-то - здравый смысл, наверное - подсказывало: не стоит.
Ну не стоит так не стоит. Зверю найдется, чем заняться.

- Какого хрена?!
- Вы так радуетесь жизни, Торанго, что я начинаю сомневаться в том, что поступил правильно, спасая Вас...
Эльрик закрыл глаза. Вдохнул. Выдохнул.
И вспомнил.
Так всегда после прогулок по краю между жизнью и смертью. Память немного мутнеет, теряется что-то... Иногда теряется надолго. Но сегодня император Грань не перешагнул, и неизвестно, кого за это казнить.
Не миловать же их, в самом деле!
- Ваш демон, Торанго.
Улыбается с теплой насмешкой собеседник. Понимает, что злость Эльрика тут же тает? А как не понимать, когда сжавшиеся в кулак пальцы расслабляются, перестают в ярости полосовать простыни на ленточки...
Никто не знает о том, как Император хочет умереть. Хотя о том, как он хочет жить, тоже почти никто не знает.
Почти. Раньше такое уточнение казалось безумием. Теперь, когда маленький демон притащил императора, улитого кровью по уши, буквально на себе увел от смерти, судить о чем-то было бессмысленно.
Эльрик тряхнул головой, встал рывком. Зашатался, выругался себе под нос.
Алые глаза неожиданно остро взглянули на собеседника.
- Где он?

Зверь занимался самым сложным занятием - он не думал. Сейчас это было самым сложным, потому что не думать о Князе, об Эльрике, когда Блудница рядом и еще помнит запах капающей на лезвие Дороги крови... Не думать казалось невозможным.
Черт.
Зверь зажмурился...
...Когда встретился взглядом с неспешно шагнувшим в комнату Князем, то не поверил. И снова зажумрился.
Эльрик хмыкнул.
- Живой, - прошелестел Зверь. Не открывая глаз.
- Живой, - отозвался Князь откуда-то... Сверху? Сбоку?
Глаза пришлось открыть.
Эльрик стоял рядом с сидящим на полу демоном. Высокий, худой, как будто нескладно собранный - тугие повязки виднелись под едва запахнутой рубашкой, мешали, судя по всему, двигаться. Но это ничего. Это пройдет.
На шефанго все как на собаках заживает. Или как на демонах? Если не лучше.
Зверь понял, что его начало отпускать, когда Эльрик положил ладонь на плечо, присел рядом. С любопытством, кажется, смотрел, как подрагивает рука, когда заколотила демона дрожь.
Смотрел недолго. Сгреб в охапку, и то ли рыкнул, то ли улыбнулся так... И не скажешь сразу.
Но успокоиться помогло.

- Живой, - повторил Зверь. - Твою мать. Князь, еще раз будешь таким придурком - я тебя сам убью. Безо всяких там Мечей.
Эльрик курил, и смех вышел странным покашливаением. Когда отошел от дыма, сообщил:
- Обойдешься. Раз я сейчас не помер, не помру еще долгое время. Хотя, скажу откровенно, мальчик, - глаза и голос поверьезнели, - то, что случилось, не самое правильное из всего, что могло быть. А сейчас придется убеждать всех в том, что ты не опасен.
Зверь молчал.
Да, шефанго психи. В прямом смысле этого слова. И повод для убийства Зверя - всего лишь его существование.
Милые ребята, с ума сойти можно.
- Даже несмотря на Второй закон империи, тебе будет грозить опасность. Так же, как я не могу приказать моим подданным не дышать - так же я не могу приказать им пойти против их сути. Они не могут тебя не убить, а я не могу так быстро отсюда исчезнуть, - Князь досадливо двинул плечом. - Но заставлять тебя идти против твоей сути... Зеш.
Эльрик замолчал.
- В смысле?
- Самым разумным для тебя сейчас, самым безопасным является оставаться здесь. Никаких полетов, никаких убийств - тем более, убийств... Что?
Зверь смеялся. Когда успокоился, смог произнести:
- Всего-то? Князь, засунь свои понятия о том, без чего я могу жить, а без чего - нет, куда подальше. Я могу не летать. Поверь на слово.
- И зачем я с тобой связался? - почти с жалостью произнес Эльрик, глядя куда-то вдаль.
Зверь улыбнулся.
Кажется, улыбки Князю хватило, чтобы глупость вопроса осознать.


URL записи

@темы: Фанфики